<< Главная страница

Терри Прэтчетт. В доспехах и с оружием




Капрал Морковка, Городская Стража Анк-Морпорка (Ночной Дозор), сидя в своей ночной рубашке, поднял карандаш, по- сосал чуть-чуть конец и начал писать.

"Дорогие мамочка и папуля. Хорошо, что я еще раз рас- крыл книги, за что и был произведен в капралы!!! Это оз- начает - дополнительные пять долларов в месяц, плюс новый мундир, а также две нашивки, как положено. И новый медный нагрудный знак!! Это большая ответственность!!! И все по- тому, что набрали новых рекрутов и потому, что Патриций, правитель нашего города, и ранее удостаивавший меня, со- гласился с тем, что Стража должна провести этническую чис- тку города ..."

Морковка на миг остановился и уставился в маленькое пыльное окно спальной, освещенной лучами заходящего солн- ца, скрывавшегося за рекой. Он вновь вернулся к письму.

" и которая, я правда не совсем понял, но должна что-то сделать с Косметической Фабрикой гнома Грабпота Тандергас- та. А также капитан Бодряк, о котором я часто вам писал, покидает Дозор, чтобы жениться и стать отличным джентльме- ном, в чем я уверен, мы все желаем ему наилучшего, он обу-
чил меня всему, что я знаю, помимо того, что я сам выучил. Мы собрались вместе, чтобы вручить ему Подарок с Сюрпри- зом, а также я подумал о тех новых Стражниках, которым не нужны демоны, чтобы возить их, и мы нацарапали сзади что- то вроде: " От Стражи, Твои Старые Друзья по Страже ", вы- шла игра слов. Мы не знаем, кто будет новым капитаном, сержант Двоеточие говорит, что он уйдет в отставку, если его назначат, а капрал Валет... "

Морковка вновь выглянул из окна. Его большой лоб намор- щился от попытки сказать что-либо хорошее о капрале Вале- те...

"весьма пригоден для своей нынешней должности и уже достаточно прослужил в Страже. А потому мы должны ждать и увидим... "

Все началось, как часто это бывает, со смерти. Погребе- ние состоялось весенним утром, туман укрыл все до земли так плотно, что казалось сливался с землей, а гроб был положен в облако.
Серая дворняжка, в избытке страдавшая от собачьих хво- рей, лежала в пыли и безучастно взирала на все с холма.
Плакали многочисленные престарелые родственники. Но Эд- вард с'Мерть не плакал - по трем причинам. Он был старшим сыном, тридцать седьмым лордом с'Мерть, и негоже плакать лорду с'Мерть; он был - а диплом уже давно потрескался от времени - Убийцей, а Убийцы никогда не плачут над смертью, иначе они никогда не остановились; и он был зол. Да-да, он был в ярости. Разъярен от необходимости швырять деньги на это бедное погребение. Разъярен от погоды, от этого про- стого кладбища, от этого не смолкающего городского шума, не стихавшего даже в подобных случаях. Разъярен от исто- рии. Ибо та никогда не означала то, на что была похожа. Она и не должна была походить ни на что.
Он взглянул за реку на высившуюся громаду Дворца, и его гнев сам по себе утих и стал меньше.
Эдварда отослали в Гильдию Убийц, ибо та обладала луч- шей школой для тех, чье социальное положение было выше их умственных способностей. Если бы его воспитали как Шута, то он бы сочинял сатиры и отпускал опасные шутки о Патри- ции. Если бы его воспитали как Вора, то он прокрался бы во Дворец и украл что-нибудь весьма ценное у Патриция.
Однако...его послали к Убийцам...
В тот день он продал остатки недвижимости лордов с'Мерть и вновь вступил в школу Гильдии Убийц.
На курс переподготовки.
Он получал наивысшие оценки, первый в истории Гильдии, кто смог этого достичь. Его наставники характеризовали Эд- варда как человека для стражи - и было в нем нечто такое, что даже Убийцам удавалось с трудом понять, вероятно из-за необходимости долго размышлять.
На кладбище одинокий землекоп засыпал могилу, ставшую последним местом отдохновения для старшего лорда с'Мерть.
Он осознавал мысли, роившиеся в его голове. А они были таковы: "Ни единой возможности придраться.Нет, нет, изви- ните, здесь плохой запах; забудьте о том, что я заметил. Впрочем ты получил сандвичи с говядиной в память о его уважаемом имени, да еще в придачу коробку для сандвичей. Почему бы не угостить одним сандвичем эту прекрасную со- бачку? "
Землекоп склонился над лопатой и огляделся. Серая двор- няга внимательно за ним следила.
Она пролаяла. - "Гав? "

Эдварду с'Мерть потребовалось пять месяцев, чтобы най- ти то, что он искал. Поиск затруднялся тем, что он не знал, что же он ищет, а только знал, где он это найдет.
Эдвард сильно верил в предопределение. Подобные люди часто в это верят.
Библиотека Гильдии была одной из крупнейших в городе. В некоторых особых отраслях она была крупнейшей. Эти отрасли в основном имели отношение к досадной краткости человечес- кой жизни и способах ее укорочения. Эдвард провел там мно- го времени, часто сидя на верхней ступеньке стремянки, весь в пыли.
Он прочитал все известные книги о вооружениях. Он не знал, что же он ищет, и отыскал это в примечании на полях во всем остальном весьма скучного и неточного трактата по баллистике самострелов. Он тщательно скопировал это место.
Эдвард также провел бездну времени над историческими книгами. Гильдия Убийц была объединением воспитанных джен- тльменов, а подобные люди относятся к записанной истории как к некой книге учета. В библиотеке Гильдии было огром- ное множество книг, а также целая галерея портретов коро- лей и королев*. и Эдвард с'Мерть приходил сюда, чтобы изу- чить их аристократические лица лучше, чем он мог познать свое собственное. Он проводил здесь все полуденные часы.

*Часто с краткими табличками под ними, весьма скромно описывающими имена лиц, которые их убили.В конце-концов это была портретная галерея Гильдии Убийц,

Позднее было сказано, что он приходил сюда, будучи под плохим влиянием. Истинный секрет истории Эдварда с'Мерть в том, что он приходил сюда, вообще не испытывая чужих влияний, впрочем если не принимать в расчет всех этих мер-
твых королей. Просто он бывал здесь под собственным влия- нием. Но именно это люди воспринимали неправильно. Людей самих по себе нельзя считать только представителями чело- веческой расы, разве что в биологическом смысле. Им нео- бходимо вращаться в некоем броуновском движении, являющим- ся тем механизмом, с помощью которого человеческие суще- ства постоянно напоминают друг другу, что они являются... да-да... человеческими существами. И Эдвард также был во- влечен внутрь этой спирали, как и должно происходить в по- добных случаях.
У него не было плана. Он просто отступал, как отступают люди при нападении - на более защищенную позицию, иначе говоря в прошлое, но затем произошло нечто, что произвело на Эдварда неизгладимое впечатление, как если бы он отыс- кал плезиозавра в своем пруду вместо золотой рыбки, если бы он изучал древних рептилий. Одним жарким полуднем он вышел, щурясь на солнце, после дня, проведенного в ком- пании с "былой славой", и узрел лик "прошлого", которое прогуливалось и дружески кивало людям.
Он был не в силах взять себя в руки и заорал: "Эй, ты! Ты-ы, кто? "
"Прошлое" ответило. - "Капрал Морковка, сэр. Ночной До- зор. Господин с'Мерть, не так ли? Могу ли я чем-нибудь вам помочь?"
"Что? Нет! Нет. Занимайся своими делами! "
"Прошлое" кивнуло, улыбнулось ему и ...удалилось в бу- дущее.

X X X

Морковка остановился, уставившись на стену,

"Я истратил три доллара на иконографический аппарат, который содержит внутри эльфа, рисующего рисунки вещей, нынче это последний писк моды. Пожалуйста рассмотрите снимки комнаты и моих друзей по Страже. Валет - это тот, кто делает забавный жест рукой, он неограненный Алмаз и Добрая душа, впрочем глубоко погрязшая в грехе."

Он вновь остановился. Морковка сочинял письмо домой це- лую неделю. Гномы так обычно и делали. Вообще-то Морковка был двух метров ростом, но он появился на свет гномом, а лишь затем вырос человеком. Литературные усилия не легко давались ему, но он упорствовал.
"Погода," - медленно и тщательно писал он. - "продолжа- ет быть весьма жаркой, "

Эдвард не мог в это поверить. Он проверил записи. Он повторил проверку.Он задавал вопросы и, поскольку те были вполне детскими вопросами, люди давали ему ответы. И нако- нец он провел истинный праздник, побывав на Бараньей Вер-
шине, где тщательный опрос привел его к шахтам гномов во- круг Медной Головы, а затем к совершенно незаметной поляне в буковом лесу, где достаточно быстро после нескольких ми- нут нетерпеливого копания из земли показались следы дре- весного угля. Он провел там целый день. Когда же он завер- шил, тщательно прикрыв все пожухшей листвой, солнце уже село. Но в одном он был уже совершенно уверен.
В Анк-Морпорке вновь был король. И это было правдой. И это было судьбой, которая привела Эдварда осмотреть именно это место, когда у него возник свой План. И это было прав- дой, что это была Судьба, и что город будет спасен из его неприглядного настоящего, именно благодаря славному прош- лому. Он владел средством и он овладел окончанием. И т.д. ... Мысли Эдварда часто мелькали подобным образом.
Он мог даже думать курсивом. Подобные люди нуждаются в наблюдении. Предпочтительнее с безопасного расстояния.

"Меня заинтересовало в вашем письме то, что вы говорите о том, что приходят люди и спрашивают обо мне. Это так изумительно. Я пережил здесь Пять Тяжелых Минут, а сейчас я совсем знаменитость. Я был очень рад рад узнать об от- крытии седьмой шахты, не помню, писал ли я вам уже об этом. Я был очень счастлив дома, где я провел свое Славное Времечко. Иногда в мой выходной я иду и сажусь в погребке и стучу головой о рукоять алебарды, но это не то же самое. Надеюсь, что письмо найдет вас в Добром Здравии.
Ваш верный, ваш любящий сын, приемный, Морковка. "

Он согнул письмо, вложил иконографии, запечатал его куском воска, оттиснув большой палец, и спрятал во внутре- нний карман. Почта гномов на Бараньи Вершины была вполне надежной. Все больше и больше гномов отправлялось на зара- ботки в город, а поскольку гномы весьма рассудительны, то многие из них посылали деньги домой. Это и сделало почту гномов столь надежной, насколько возможно, особенно после того, как почта стала тщательно охраняться. Гномы весьма неравнодушны к золоту. Любой грабитель с большой дороги, скомандовавший "Деньги или жизнь"должен был бы принести с собой складной стул, пакет с завтраком и книгу для чтения, пока продолжаются дебаты.
Затем Морковка умылся, натянул кожаные рубаху и штаны, кольчугу, нацепил нагрудник и, со шлемом под мышкой, весе- ло вышел, готовясь встретиться лицом к лицу с надвигавшим- ся будущим.

Эта комната была совсем другой, впрочем неизвестно даже где она находилась.
Это была тесная комната, штукатурка на стенах раскроши- лась, потолки провисли как днище у кровати толстяка. От мебели было еще теснее.
Это была старая, хорошая мебель, но здесь для нее не было места. Ей было место в высоких, с раскатистым эхом, залах. А ее впихнули сюда. Здесь были темные дубовые сту- лья, огромные буфеты и даже латы. В этой убогой комнате за огромным столом сидело полдюжины людей. Для такого стола комната была убогой.
В полумраке тикали часы.
Тяжелые бархатные занавеси были задернуты, но несмотря на это сюда проникало много дневного света. Воздух был удушливым, как от дневной жары, так и от свечей в волшеб- ном фонаре. Свет лился только с экрана, на котором в сей миг красовался выразительный профиль капрала Морковки Чу- гунолитейного.
Маленькая, но весьма изысканная аудитория посматривала на него с тщательно скрываемыми проявлениями чувств, как у людей, которые наполовину убеждены в том, что их хозяину не хватает в колоде половины карт, но они считались с тем, что их накормили обильной трапезой, и было бы невежливо так рано покидать ее.
"Ну? " - сказал один из них. - "Думаю, что видел его, проходившего по городу... И что же? Он же просто стражник, Эдвард."
"Разумеется. Важно, что он существует. Скромный жизнен- ный пост. Все это подходит для классического примера." Эд- вард с'Мерть подал сигнал. По щелчку следующий стеклянный слайд скользнул в щель. "Этот был срисован не из жизни. Король Парагор. Взято со старого рисунка. А этот..." - щелк! - "король Велтрик III, с другого портрета. Это коро- лева Альчина IV ...обратите внимание на линию подбородка. А это..." - щелк! - "семипенсовая монета времен царствова-
ния Веблторпа Несознательного, обратите внимание на подбо- родок и общую конфигурацию черепа. А это..." - щелк! - "это... вверх ногами снимок вазы с цветами. Полагаю, шпор- ник.Зачем он здесь?"
"Простите, мистер Эдвард, у меня было несколько тарелок слева, а демоны в камере еще не устали, то... "
"Следующий слайд, пожалуйста. А затем можете оставить нас. "
"Да, мистер Эдвард. "

"Рапорт дежурному истязателю. "
"Да, мистер Эдвард. "
Щелк!
"А это вполне приличное - хорошо выполнено, Бленкин, - изображение бюста королевы Коанны. "
"Благодарю вас, мистер Эдвард. "
"Большая часть ее лица позволяет нам однако удостове- риться в похожести. Этого вполне достаточно, я полагаю. Вы можете идти, Бленкин. "
"Да, мистер Эдвард. "
"Кое-что не для посторонних ушей, как я полагаю. "
"Да, мистер Эдвард. "

Слуга с достоинством закрыл за собой дверь и удалился на кухню, печально качая головой.
Семейство с'Мерть не было в состоянии постоянно содер- жать у себя истязателя. Лучшее, что тот мог совершить, это нанести сам себе рану кухонным ножом.
Гости ожидали от хозяина продолжения разговора, но тот, казалось, не расположен был этим заниматься. С Эдвардом было порою трудно разговаривать, особенно когда он бывал возбужден, то страдал от дефектов речи, проявлявшихся в неуместных паузах, как если бы мозг временно запирал рот на замок.
В конце-концов кто-то, не выдержав, спросил. - "Ну, хо- рошо... Так в чем же смысл ваших рассуждений? "
"Вы видели сходство, оно очевидно, не так ли? "
"Ну и что же, продолжайте... "

Эдвард с'Мерть положил кожаный портфель перед собой и принялся расстегивать ремни.
"Но...но мальчик был усыновлен гномами Мира Диска. Они нашли младенца в лесу на горе вблизи Бараньих Вершин. Го- рящие кареты, трупы, и все подобное... Нападение бандитов, по-видимому. Гномы нашли меч среди обломков. Меч сейчас у него. Очень старый меч. И весьма острый. "
"И что? Мир полон старыми мечами и точильными камня- ми."
"Этот был тщательно спрятан в одну из телег, которые были позднее разбиты. Странно. Меч ожидал того, кто был бы готов взять его в руки. Чтобы использовать? В бандитской стране?... А затем мальчик вырос, и...судьба...распоряди- лась так, что забросила его со своим мечом в Анк-Морпорк, где он ныне и служит стражником в Ночном Дозоре. Я не могу поверить в это! "
"Это пока не... "
Эдвард на миг поднял руку, а затем вытащил из портфеля пакет. "Как вы знаете, я навел справки и нашел место, где произошло нападение. При тщательном изучении почвы были обнаружены старые гвозди от телег, несколько медных монет и среди кусков древесного угля... это... "

Все вытянули шеи, чтобы увидать.
"Похоже на кольцо. "
"Да, оно...разумеется, оно необычайно обесцвеченно, но с другой стороны кто-нибудь мог бы разглядеть его... Веро- ятнее всего, оно было спрятано где-то в телеге. Я его не- много отчистил. Сейчас вы можете прочесть опись.В ней пре- дставлены с иллюстрациями королевские драгоценности Анка, в царствование короля Тиррила. Вот...обратите внимание, вот... небольшое обручальное кольцо в нижнем левом углу страницы. Вы можете заметить, что художник услужливо при- крыл надпись. "
Обозрение потребовало от присутствующих нескольких ми- нут для проверки. Все они были, разумеется, подозрительны- ми людьми. Как впрочем верным было и то, что они были по- томками людей, для кого подозрение и паранойя являлись чертами характера, позволившими выжить.
Потому то они и были все аристократами. Ни один из них не знал имени своего пра-пра-прадедушки и от какой тяжелой болезни тот помер.
Сейчас они вкушали не очень хорошую трапезу, включавшую однако старые и дорогие вина. Они все почтили присутствием Эдварда, ибо хорошо знали отца Эдварда, а семейство с'Мерть были прекрасной старинной семьей, даже в изменив- шихся жизненных обстоятельствах.
"Так что вы можете видеть." - произнес с гордостью Эд- вард. - "доказательство ошеломляющее. У нас есть король! "
Присутствовавшие пытались избежать прямого взгляда друг другу в лицо.
"Полагаю, что вы удовлетворены. " - сказал Эдвард.
Наконец лорд Ржавый огласил общее мнение присутствующих вслух. В этих чистых синих глазах не оставалось ни малей- шего местечка для жалости, черты отнюдь не способствовав- шей выживанию, а напротив, но временами была возможность проблеска доброты.
"Эдвард." - произнес он. - "последний король Анк-Мор-
порка умер столетие назад."
"Умерщвленный предателями."
"Даже если и есть шанс найти потомка, королевская кровь сильно разбавилась за прошедшее время, как вы полагаете? "
"Королевская кровь не может быть разбавлена! "
Ах, - подумал лорд Ржавый. Это верно, если он действи- тельно того сорта. Юный Эдвард думает, что королевское прикосновение может излечить от золотухи, как если бы ко- ролевское происхождение было эквивалентом серной мази. Юный Эдвард думает, что ни одно море крови не может быть велико, чтобы его нельзя было переплыть для восстановления истинного короля на троне, ни один подвиг не может быть ос- новой защиты короны. Романтик, разумеется.
Лорд Ржавый не был романтиком. Ржавые хорошо приспосо- бились в Анк-Морпорке к послемонархическим столетиям, по- нукая и продавая, арендуя и завязывая контакты, верша то, чем обычно занимаются аристократы, плывущие верным курсом и выжившие.
"Согласен, возможно." - признал он мягким голосом чело- века, пытающегося договориться с кем-либо, не идущим на уступки. - "Но мы должны спросить себя: а нужен ли Анк- Морпорку в настоящий момент король? "
Эдвард взглянул на него как на лишившегося внезапно ра- зума.
"Нужен? Нужен? И в это время когда наш чудесный город томится под пятой тирана. "
"Ах, вы имеете в виду Ветинари? "
"Вы что не можете понять, что он сотворил с этим горо- дом?"
"Он весьма неприятен, мелкая выскочка. " - вмешалась леди Лунная. - "но я не сказала бы, что он слишком увлека- ется террором, больше чем принято."
"Вы непременно должны передать это ему." - сказал ви- конт Конькобежец. - "Город управляется, более или менее. Граждане и прочее население занимаются своими делами."
"Улицы безопаснее, чем они были во время Безумного лор- да Ящик-с-Ерундой." - сказала леди Лунная.
"Безопаснее? Ветинари создал Гильдию Воров! " - закри- чал Эдвард.
"Ну да, разумеется, весьма предосудительно без сомне- ния. С другой стороны весьма скромные налоги и можно безо- пасно гулять... "
"Он всегда говорит, " - добавил лорд Ржавый. - "что ес- ли вы соберетесь совершить преступление, то это будет са- мое организованное преступление. "
"Мне кажется, " - сказал виконт Конькобежец. - "что ес- ли все члены Гильдии согласны, ведь поскольку любой другой был бы хуже, не так ли? У нас наличествовали ...некоторые ...трудные особи. Припоминаете ли вы лорда Ветреного Убий- ственного? "
"Сумасшедшего лорда Гармонии? " - ответил лорд Льсти- вый.
"Смеющегося лорда Лопатку... " - добавила леди Лунная. - "Человек с весьма специфическим чувством юмора."
"Как вы понимаете, Ветинари...это нечто не совсем..." - начал лорд Ржавый.
"Знаю, что вы имеете в виду. " - сказал виконт Конько- бежец. - "мне не нравится способ, благодаря которому он всегда знает, что вы думаете по этому поводу, еще до того, как вы все обдумаете."
"Все знают, что Убийцы установили за него плату в мил- лион долларов. " - сказала леди Лунная. "Такова цена за убийство. "
"Меня не покидает чувство. " - сказал лорд Ржавый. - "что цена могла бы быть значительно выше, будь уверенность в том, что он окончательно мертв. "
"О, боги! Куда подевалась гордость? Куда подевалась честь? "
Присутствующие невольно подскочили, когда последний из лордов с'Мерть выпрыгнул из кресла.
"Можете ли вы прислушаться к самим себе? Прошу вас, взгляните на самих себя. Кто из вас не замечал, что его семья не деградировала со времен последних королей? Вы что не можете припомнить - какими людьми были ваши пред- ки? "
Он быстро обошел вокруг стола, так что все были вынуж- дены повернуться, чтобы видеть его. Эдвард с яростью ткнул пальцем.
"Вы, лорд Ржавый! Ваш предок был произведен в бароны после убийства тридцати семи Пересудцев, вооруженный всего лишь шпилькой, не так ли? "
"Да, но... "
"Вы, сэр... лорд Льстивый! Первый граф привел двести человек к славной и эпохальной победе под Квирмом! Это что ничего не значит? А вы, лорд Вентури, и вы, лорд Джордж... сидя в ваших старинных домах в Анке, нося ста- ринные фамилии и владея огромными старинными капиталами, в то время как Гильдии - Гильдии! Отребье из торговцев и купцов! И подобные Гильдии, доложу я вам, имеют голос в борьбе за город! " Он в два прыжка достиг книжного шкафа и швырнул на стол огромную книгу в кожаном переплете, ко- торая сшибла бокал лорда Ржавого.
"Книга лордов Твурпа. " - прокричал он. - "На каждого из нас есть страница. Мы владеем этим городом. Но этот че- ловек вас загипнотизировал. Уверяю вас, что он из плоти и крови и простой смертный. Никто не пытался убрать его, ибо почему-то думают, что это может привести к весьма неприят- ным последствиям для них! О боги! "
Его аудитория мрачно поглядывала на него. Все это было правдой, но разумеется...если вам взбрело вдруг в голову изложить это в подобной манере. Но это прозвучало не луч- шим образом из уст напыщенного юноши, яростно вращавшего глазами.
"Да, да, добрые старые деньки... Высокие шпили, вымпелы
и кавалерия, и все прочее... " - сказал виконт Конькобе- жец. - "Леди в шляпках в горошек. Юноши в доспехах. Лупят друг друга чем ни попадя, и вообще черт знает что. Но зна- ете, мы должны идти в ногу со временем... "
"Это был золотой век." - сказал Эдвард.
Мой бог. - подумал лорд Ржавый. А он ведь действительно в это верит.
"Послушайте, любезный юноша. " - обратилась леди Лунная.
- "немного сходства...кольцо... - это ведь не меняет ни- чего, не так ли? "
"Моя няня мне рассказывала, " - сказал виконт Конькобе- жец. - "что истинный король мог вытянуть меч из камня."
"Ах да, и излечивал перхоть. " - сказал лорд Ржавый. - "Это только легенда. Это все неправда. Как бы то ни было, я в небольшом замешательстве от этой истории.Что же в этом трудного, чтобы вытащить меч из камня? Настоящая работа была проделана уже до того. Просто вы должны были побеспо- коиться о самом себе и отыскать силача, который вначале вложит меч в камень, а? "
Это был облегчающий смех. Об этом помнил Эдвард. Все обычно заканчивалось смехом. Он тоже смеялся, но оставался человеком, который всегда смеется в одиночку. Спустя де- сять минут Эдвард с'Мерть остался один.
Они были весьма любезны. Идти в ногу со временем! Он то ожидал от них большего. Гораздо большего. Он тщился надеж- дой, что они смогут вдохновиться под его руководством. Он рисовал себя во главе армии...
В комнату вошел Бленкин, почтительно шаркая ногами.
"Я заметил, что они все удалились, мистер Эдвард." - сказал он.
"Благодарю, Бленкин. Вы можете убрать со стола. "
"Да, мистер Эдвард. "
"Что-либо задело вашу честь, Бленкин? "
"Вряд ли, сэр. Я никогда не касался этого."
"Они не захотели выслушать. "
"Да, сэр. "
"Они не захотели выслушать. "
Эдвард присел у потухшего камина с захватанной книгой Тайбитера "Престолонаследие в Анк-Морпорке", раскрыв ее у себя на колене. Умершие короли и королевы укоризненно смотрели со страниц на него.
А там это могло закончиться. Без сомнения это закончи- лось там - в миллионах вселенных. Эдвард с'Мерть становил- ся взрослее и наваждение превратилось в некое книжное по- мешательство от перчаток с обрезанными пальцами и комнат- ных шлепанцев всех цветов и расцветок. Он стал экспертом по королевской династии, впрочем об этом никто не знал, ибо он редко покидал свои комнаты. Капрал Морковка стал сержантом Морковкой и в возрасте семидесяти лет умер, в мундире и полон сил и энергии. Смерть последовала от не- счастного случая - непредвиденная встреча с муравьедом.
В миллионах вселенных младшие констебли Жвачки и Оскол- ки не проваливались в дыру. В миллионах вселенных капитан Бодряк не мог отыскать трубки (В одной странной, но теоре- тически возможной вселенной Дом Стражи был перекрашен в пастельные тона уродливым смерчем, который также отремон- тировал дверную щеколду и натворил много странного в окру- ге). В миллионах вселенных Стража пала.

В миллионах вселенных это была очень короткая книга.

Эдвард задремал с книгой на коленях и увидел сон. Ему снилось славное сражение. Славный было вторым важным сло- вом в его словаре, подобно чести.
Если предатели и бесчестные люди могли не замечать ис- тины, то он , Эдвард с'Мерть, был перстом судьбы.
У судьбы была разумеется проблема с тем, что она редко обращала внимание на то, куда она вкладывала свой перст.

Капитан Сэм Бодряк Городская Стража Анк-Морпорка (Ноч- ной Дозор) сидел в продуваемой сквозняком приемной перед аудиенц-залом Патриция и был одет в свой лучший плащ, блестящий нагрудник, со шлемом на коленях.
Его взгляд бессмысленно упирался в стену.
Он повторял сам себе, что должен быть счастлив.И он был. На пути к счастью.Без сомнения счастлив, как бы то ни было.
Через несколько дней он собирался жениться.
Собирался оставить службу в страже.
Собирался быть джентльменом и прозябать в праздности.

Он отцепил свой медный значок и безо всяких мыслей по- тер его о полу плаща.Затем поднес поближе к свету, так что тот заблестел матовым блеском. А М Г С N 177. Временами он приходил в изумление, думая о том, сколь много стражников носили этот значок до него.

X X X

Это Анк-Морпорк, Город Тысячи Чудес (как следовало из путеводителя Гильдии Торговцев).Что еще нужно сказать? Сногсшибательное место, дом для миллиона людей, величайший из городов Мира Диска, расположенный на обеих сторонах ре- ки Анк, столь сильно заиленной, что казалось она течет вверх ногами.
Приезжие задавались вопросом : как может существовать подобный город? Как он продолжает жить? С тех пор как в городе река стала такой, что ее можно было жевать, откуда же брать воду для питья? Что же на самом деле является основой экономики города? Как вопреки всему возможному он может работать?
В действительности приезжие говорили такое не часто. Обычно они спрашивали нечто вроде. - "Как попасть, вы по- нимаете, э ...знаете, к юным леди, верно?"
Но если бы вдруг они начали думать своими умишками чуть-чуть больше, то вот до чего бы они додумались.

Патриций Анк-Морпорка уселся на свой строгий стул с внезапно засверкавшей улыбкой человека, весьма занятого и внезапно обнаружившего в конце рабочего дня в своем распи- сании напоминание, гласящее. - "7.00 - 7.05 Быть Веселым, Расслабиться и Быть Человеком."
"Разумеется, я был весьма опечален, получив ваше пись- мо, капитан..."
"Да, сэр." - сказал Бодряк, замерев как бревно на дро- вяном складе.
"Пожалуйста садитесь, капитан."
"Да, сэр." - Бодряк остался стоять.Это было предметом его гордости.
"Ну разумеется, я полностью с вами согласен. Полагаю, что деревенское поместье Рэмкинов весьма обширно. Убежден, что леди Рэмкин считает вас своей опорой и правой рукой."
"Сэр." - капитан Бодряк, находясь в присутствии прави- теля города, всегда вперял свой взор в точку, на фут выше и на шесть дюймов левее от его головы.
"И разумеется, вы станете весьма богатым человеком, ка- питан."
"Да, сэр."
"Надеюсь, что вы задумывались над этим.У вас появятся новые обязанности."
"Да, сэр."
Патриция угнетало, что он трудится по обе стороны диа- лога.Он отодвинул лежавшие на столе бумаги.
"Разумеется, я должен назначить нового офицера на долж- ность командира Ночного Дозора." - сказал Патриций. - "У
вас есть предложения, капитан? "
Бодряк очнулся от тумана, клубившегося в его голове.Это был вопрос по его ведомству.
"Ну, хотя бы Фред Двоеточие... Он один из сержантов, прирожденный руководитель..."

Сержант Двоеточие, Городская Стража Анк-Морпорка (Ноч- ной Дозор), обозревал сияющие лица новобранцев.Он припом- нил свой первый день на службе.Старина сержант Стервятник. Какой ад! Язык, как удар плетью! Если бы старина Стер- вятник смог дожить, чтобы воочию узреть такое.Как это на- зывается? Ах, да.Акция утверждения процедуры найма или что-то в этом роде.Кремниевая Антидиффамационная Лига со- бралась вокруг Патриция, а тут ... - "Повторите это еще раз, младший констебль Осколок." - сказал он. - "Загвоздка в том, что вы останавливаете руку выше уха.Оторвитесь от пола и попытайтесь отдать честь еще раз.А сейчас...младший констебль Жвачка? "
"Здесь!"
"Где? "
"Перед вами, сержант."
Двоеточие глянул вниз и сделал шаг назад.Его громадней- ший живот сдвинулся в сторону, чтобы обнаружить повернутое лицо младшего констебля Жвачки с выражением смиренного по- нимания и обладавшего одним стеклянным глазом.
"А...верно."
"Я выше, чем кажусь."
Бог мой, - подумал устало сержант Двоеточие.Сложите их вместе и разделите на двое, получив двух нормальных людей, за исключением того, что нормальные люди не вступают в Стражу.Тролль и гном.И это еще не самое худшее...

Бодряк постукивал пальцами по столу."Да, Двоеточие." - сказал он. - "при том он уже не такой юный, каким был ког- да- то.Он провел много дней на службе в Доме Стражи, зани- маясь бумажной работой.Кроме того у него и так много в та- релке."
"Я бы сказал, что сержант Двоеточие всегда имел много в тарелке." - сказал Патриций.
"Полагаю, что благодаря новобранцам." - сказал задумчи- во Бодряк. - "Вы припоминаете, сэр? "
"Это те, о которых вы мне говорили, что я должен при- нять на службу? " - добавил он мысленно про себя. - "Ра- зумеется, они не попадут в Дневной Дозор.Но и эти ублюдки из Дневного Дозора их не получат."
"Нет, нет.Направьте их в Ночной Дозор.В любом случае это славная шутка и никто их в действительности не видел. Никто важный, как бы то ни было."
Бодряк только еще склонялся к этой мысли, ибо знал, что вскоре это не будет его проблемой. Возможно так и было бы, будь он ничем не примечательным, - говорил он себе.Но Стража была работой для мужчин.
"А как насчет капрала Валета? " - спросил Патриций.
"Валет? "
Они мысленно оценили кандидатуру капрала Валета.
"Нет."
"Нет."
"Далее, разумеется, " - улыбнулся Патриций. - "капрал Морковка.Прекрасный юноша.Уже снискавший себе имя, по мое- му мнению."
"Это ...правда." - согласился Бодряк.
"Что ж, возможность дальнейшего продвижения, не так ли? Я оценил ваш совет."
Бодряк мысленно воссоздал у себя в памяти портрет ка- прала Морковки.

"Это Сторожевые Ворота Ступицы." - сказал капрал Мор- ковка. - "От всего города.Вот что мы охраняем."

"От чего? " - спросила младший констебль Любимица, за- мыкавшая строй новобранцев.
"А, вы понимаете.Орды варваров, воинствующие туземцы, шайки бандитов...и т.п."
"Что? Только мы? "
"Мы? Нет, нет!" - засмеялся Морковка. - "Если бы вы увидели такое, то изо всех сил звонил бы колокол."
"А что произойдет потом? "
"Сержанты Валет и Двоеточие, да и все остальные сбегут- ся так быстро, как только смогут."
Младший констебль Любимица оглядела туманный горизонт. И улыбнулась.
Морковка покраснел от стыда.
Констебль Любимица первой научилась отдавать честь, хо- тя у нее еще не было полной униформы, приходилось ждать, пока кто-нибудь отдаст свой нагрудник, да-да, взглянем правде в глаза, старому Пересылке, оружейнику, А тот при- кажет бить здесь и здесь, но ни один шлем в мире не может скрыть копну пепельно-русых волос, но, как в случае с Мор- ковкой, констебль Любимица не нуждалась в подобных принад- лежностях.
Люди стояли бы в очереди, только бы их арестовали.
"Так что мы будем сейчас делать? " - спросила она.
"Я полагаю, что будем продвигаться назад в Дом Стражи."
- сказал Морковка. - "Сержант Двоеточие отдаст вечерний рапорт.Я жду."
Она научилась и "продвижению" тоже. Так называлась осо- бая походка, выдуманная бывалыми служаками повсюду во все- ленной.Мягкий подъем ступни, осторожный размах ногой, рит- мичный шаг, который может продолжаться час за часом, улица за улицей.Младший констебль Осколок еще не был готов изу- чать "продвижение", по крайней мере до тех пор, пока не прекратит хлопать самого себя при отдании чести.
"Сержант Двоеточие." - сказала Любимица. - "Такой тол- стячок, верно? "
"Верно."
"Зачем ему ручная обезьяна? "
"А..." - ответил Морковка. - "Капрал Валет, думаю, что это относится к нему..."
"Эта образина? Да у него лицо как из головоломки 'со- едини точки'! "
"Бедняга, у него прекрасная коллекция фурункулов.Он по- стоянно их выводит.Никогда не становитесь между ним и зер- калом."
На улицах было совсем немного народу.Было слишком жар- ко, даже для лета в Анк-Морпорке.Жара истекала отовсюду. Река угрюмо кралась по своему ложу, как ученик в 11 часов утра.Люди, не связанные жестким трудовым расписанием, пря- тались по подвалам и выползали оттуда ночью.
Морковка двигался вдоль раскаленных улиц, дыша соответ- ствующим воздухом и покрывшись толикой честного пота, об- мениваясь на ходу приветствиями.Все знали Морковку.Он был легко узнаваем.Лишь он один обладал двухметровым ростом и огненно-рыжей шевелюрой.Кроме того, он шествовал так, как будто он владел этим городом.
"Кто тот человек с каменным лицом, которого я видела в Доме Стражи? " - спросила Любимица, когда они проходили по Бродвею.
"Это Осколок, тролль." - ответил Морковка. - "Он был немного замешан в преступлениях, но сейчас он ухаживает за Руби, а та говорит, что он собирается жениться на ней."
"Нет, совсем другой." - ответила Любимица, замечая, как и многие другие, как Морковка пытается справиться с мета- форами. - "с лицом как четверг - с весьма недовольным ли- цом."
"А-а, так это капитан Бодряк.Но я полагаю, что он ни- когда не бывает недовольным.В конце недели он выходит в отставку и женится."
"Все это смотрится как-то невесело." - сказала Любими- ца.
"Как сказать."
"Я думаю, что ему вряд ли понравились новобранцы."
Еще одной особенностью констебля Морковки была та, что он совсем был неспособен лгать.
"Да, он совершенно не выносит троллей." - сказал он. - "Мы не услышали от него ни единого слова за день, когда он услыхал, что должны вербовать рекрутов из троллей.А потому мы должны набирать гномов, иначе хлопот с ними не оберешь- ся.Я - тоже гном, но здешние гномы этому не верят."
"Вы не обмолвились? " - спросила Любимица, глядя на него.
"Я - приемный сын у матери."

"А-а.Ну а я не гном и не тролль." - сказала поспешно
Любимица.
"Да, но вы женщина..."
Любимица остановилась. "Это все так.Боже мой! Вы же знаете, что сейчас Век Фруктовой Летучей Мыши.Он что на самом деле так думает? "
"Он немного на этом заклинился."
"А по-моему, так у него полный стопор."
"Патриций говорил, что у нас должны быть представители от групп меньшинств." - сказал Морковка.
"Группы меньшинств! "
"Простите.В любом случае у него осталось несколько дней службы."
На улице раздался шум и грохот.Повернувшись они увидели человека, выбежавшего из таверны и помчавшегося по улице, пытаясь догнать - еще чуть-чуть - толстяка в фартуке.
"Стой! Стой! Вор без лицензии! "
"А." - сказал Морковка.Он пересек дорогу. Любимица вслед за ним, в то время как толстяк не спеша вперевалку сбавил ход.
"Доброе утро, мистер Фланель." - сказал он. - "что-то случилось? "
"Он взял семь долларов и я не увидал совершенно никакой лицензии Вора." - сказал мистер Фланель. - "Что вы собира- етесь делать? Я исправно плачу свои налоги! "
"В любой миг мы готовы пуститься в погоню." - сказал успокаивающе Морковка, доставая блокнот. - "Семь долларов, а было? "
"По меньшей мере четырнадцать."
Мистер Фланель осмотрел Любимицу с ног до головы.Мужчи- ны редко упускают такую возможность.
"Зачем она нацепила шлем? " - спросил он.
"Она - новобранец, мистер Фланель."
Любимица наградила улыбкой мистера Фланель.Тот сделал шаг назад.
"Но она -"
"Идите в ногу со временем." - сказал Морковка, убирая блокнот.Мысли мистера Фланель вернулись к бизнесу.
"Тем временем я никогда не увижу своих восемнадцати долларов." - резко сказал он.
"Ах, nil desperandum, мистер Фланель, не отчаивайтесь."
- ободряюще сказал Морковка. - "Идемте, констебль Любими- ца. Давайте займемся нашим расследованием." Он удалился, оставив Фланель с разинутым от удивления ртом.
"Не забудьте о моих двадцати пяти долларах." - прокри- чал тот вдогонку.
"Вы не собираетесь гнаться за вором? " -спросила Люби- мица, стараясь не отстать.

"Ни малейшего желания." - ответил Морковка, шагнув вбок на аллею, такую узкую, что та была еле видна.Он прошел между сырыми, замшелыми стенами в глубокую тень.
"Интересно." - сказал он. - "Держу пари, что мало кто из людей знает, как можно добраться на улицу Зефир с Брод- вея. Они скажут, что вы не выберетесь с противоположного
конца Рубашки. Но это возможно, если вы пройдете по улице Мормышки, а затем нужно пролезть между этими столбами на улицу Урчания Кишок - очень чудный уголок - и мы уже на аллее Былого..." Он прошел до конца аллеи и постоял при- слушиваясь.
"Чего мы ждем? " - спросила Любимица.
Топот бегущих ног не был совершенно слышен.Морковка на- клонился через стену и протянул руку на улицу Зефир.После- довал глухой удар.Рука Морковки не двинулась ни на дюйм. Это походило на движение балки.Они посмотрели на человека, лежавшего без сомнения.Серебряные доллары раскатились по мостовой.
"Ах ты, боже мой." - сказал Морковка. - "Бедный старина Здесь-и-Сейчас.Он обещал мне, что собирается с этим завя- зать.Ладно... " Он оторвал от земли ногу и, подумав, под- нял ее. "Сколько денег? " -спросил он.
"Похоже, что три доллара." - сказала Любимица.
"Дело сделано.Требуемая сумма."
"Но владелец магазина сказал ..."
"Пошли.Возвращаемся в Дом Стражи.Давай, Здесь-и-Сейчас. Это твой счастливый день."
"Почему же это его счастливый день? " - спросила Люби- мица. - "Его же поймали, разве не так? "
"Да.Но мы.Гильдия Воров не была первой.Они не такие вежливые как мы."
Здесь-и-Сейчас бился головой по булыжникам.
"Стащил три доллара и помчался прямехонько домой." - вздохнул Морковка. - "Это же Здесь-и-Сейчас, самый худший вор в мире."
"Но вы сказали, что Гильдия Воров ..."
"Если бы вы побыли здесь подольше, то смогли бы понять, как все это происходит." - сказал Морковка.Здесь-и-Сейчас бился головой на обочине."В конце концов, " - добавил он.
- "но так все это и происходит.Ты изумлена.Именно так.Я сам полагал, что должно быть по-другому.Но именно так."

В то время как потрясенный Здесь-и-Сейчас был на пути к безопасности в тюрьме, был убит клоун.
Он плелся вдоль аллеи с уверенностью человека, который весь этот год был на содержании Гильдии Воров, когда вне- запно перед ним появилась фигура в капюшоне.
"Фасолька? "
"А, привет...Эдвард, не так ли? "
Фигура заколебалась.
"Я только что вернулся из Гильдии." - сказал Фасолька.
Фигура в капюшоне кивнула.
"С тобой все в порядке? " - спросил Фасолька.
"Прости за это." - сказал тот. - "Но это для блага го- рода.В этом нет ничего личного." Он шагнул поближе к клоу- ну.Фасолька услышал хруст, а затем вселенная внутри него погасла.
Он присел.
"У-ух." - сказал он. - "Это чертовски -"
Но все было не так.
Эдвард с'Мерть посмотрел на него с ужасным выражением.
"Ах...Я и не думал бить вас так сильно.Я только хотел, чтобы вы убрались с дороги! "
"Но почему вы вообще должны меня бить? "
А затем Фасолька ощутил, что Эдвард совсем на него не смотрит и ничего ему не говорит.Он посмотрел на землю и испытал то странное чувство, известное только вновь умер- шим - ужас от того, что ты видишь перед собой лежащего са- мого себя и преследуемый неотвязным вопросом : кто же про- изводит осмотр?
ЩЕЛК ЩЕЛК.
Он поглядел вверх.
"Кто здесь? "
СМЕРТЬ.
"Чья смерть? "
В воздухе повеяло холодом. Фасолька ждал. Эдвард ле- гонько похлопал по лицу...по тому, что еще недавно было его лицом.

Я ПОЛАГАЮ...МЫ МОГЛИ БЫ НАЧАТЬ НЕМЕДЛЕННО? НЕ ВИЖУ СМЫСЛА ВСЕ ЭТО ЗАТЯГИВАТЬ.
"Простите? " - сказал Фасолька.
"Это я извиняюсь." - простонал Эдвард. - "Я полагал, что это во имя всего наилучшего."
Фасолька видел, как его убийца утаскивает...прочь...его тело.
"Ничего личного, говорю вам." - сказал тот. - "Я рад, что в этом не было ничего личного.Мне ненавистна мысль, что я был вынужден убить из-за личных причин."
ЭТО БЫЛО МУЧИТЕЛЬНО БОЛЬНО ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО Я БЫЛ ЧЕ- ЛОВЕЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТЬЮ.
"Я все думаю, почему? Я думал, что мы действительно все уладили.Так трудно заводить друзей при моей работе. Полагаю, что и при твоей работе тоже."
СЛОМИТЕ ЭТО ДЛЯ НИХ НЕЖНО.
"Минута прогулки, а в следующую - смерть.Почему? "
ПОДУМАЙ О ТОМ, ЧТО БОЛЬШЕ ЧЕМ СУЩЕСТВОВАНИЕ...НЕОБОЗРИ- МОМ В РАЗМЕРАХ...
"О чем вы говорите? "
ТЫ МЕРТВ.
"Да, я знаю." Фасолька расслабился и перестал сильно удивляться происходящему во все более неуместном мире. Смерть обнаружила, что люди часто совершали подобное после первоначального замешательства.После того, как самое худ- шее уже свершилось.И наконец...без малейшего намека на удачу.
ЕСЛИ ТЫ ПОСТАРАЕШЬСЯ ПОСЛЕДОВАТЬ ЗА МНОЙ.
"А там будут торты с заварным кремом? Красные носы? Жонглеры? Люди в мешковатых штанах? "
НЕТ.
Всю свою краткую жизнь Фасолька провел клоуном.Он пе- чально улыбнулся под гримом.
"Я это люблю."

Встреча Бодряка с Патрицием закончилась так, как закан- чиваются все подобные встречи, когда гость удаляется во власти неутихающего подозрения, что он только что удрал от смерти со своей жизнью.
Бодряк собрался повидать свою невесту.Он знал, где ее можно найти.
Надпись, начертанная поперек больших двухстворчатых во- рот по улице Морфной, гласила. - "Здесь есть драконы."
Латунная табличка около ворот провозглашала. - "Анк- Морпоркское Сияющее Убежище Для Больных Драконов."

Там же стоял маленький, пустотелый и жалкий дракон из папье-маше, прикованный прочно к стене и державший коробку для пожертвований, с надписью на ней. - "Не Позволяйте Мо- ему Пламени Извергаться."
Именно здесь леди Сибил Рэмкин проводила большую часть своего времени.
Она была, как уже упоминал Бодряк, самой богатой женщи- ной в Анк-Морпорке. По-правде говоря она была богаче всех остальных женщин В Анк-Морпорке вместе взятых и сложенных, впрочем это вряд ли возможно.А потому свадьба должна была получиться странной, говорили люди.Бодряк обращался со своими власть предержащими с едва скрываемым отвращением, ибо женщины вызывали у него головную боль, а мужчины - зуд в кулаках.А Сибил Рэмкин была последней из оставшихся в жи- вых наследницей стариннейших семей в Анк-Морпорке.Их швы- ряло как ветки в водовороте, а они кричали безжизненному...
Когда Сэм Бодряк был мальчиком, то думал, что богачи едят с золотых тарелок и живут в мраморных дворцах.Позднее он узнал кое-что новое : очень богатые люди могут походить на бедняков.Сибил Рэмкин жила в нищете, которая доступна только очень богатым, нищета происходила совсем по другой причине.Женщины, бывшие просто зажиточными, копили деньги и покупали платья, сшитые из шелка и украшенные жемчугом и кружевами, но леди Рэмкин была так богата, что могла появ- ляться, топая резиновыми сапогами, в твидовой юбке, при- надлежавшей ее матери.Она была так богата, что могла по- зволить себе жить на бисквитах и сэндвичах с сыром.Она бы- ла так богата, что жила в трех комнатах тридцати четырех комнатного особняка;остальные комнаты были забиты очень дорогой и очень старой мебелью, покрытой слоем пыли.
Как предполагал Бодряк, причина, по которой богатые бы- ли так богаты, была та, что они ухитрялись тратить меньше денег. Например носить сапоги. Он зарабатывал тридцать во- семь долларов в месяц плюс довольствие.Отличная пара кожа- ных сапог стоила пятьдесят долларов.Но доступная пара са- пог, которая выдерживала сезон или два, а затем текла как из преисподней, после того как протирался картон, стоила десять долларов.Именно такие сапоги всегда покупал Бодряк и носил до тех пор, пока подошвы не становились такими
тонкими, что он мог поведать о туманной ночи в Анк-Морпор- ке, ощущая ногами булыжники. Увы истина была в том, что хорошие сапоги носились годами.Человек, который мог позво- лить пару сапог за пятьдесят долларов, всегда содержал свои ноги в сухости в течение десяти лет, в то время как бедный человек, который мог позволить только дешевые сапо- ги, тратил по десять долларов каждый год и имел постоянно сырые ноги. Это была "сапожная" теория капитана Сэмюэля Бодряка о социально-экономической несправедливости.
Загвоздка была в том, что Сибил Рэмкин упорно не соби- ралась ничего покупать.Особняк был забит этой громадной, прочной мебелью, приобретенной ее предками.Она не изнаши- валась.У нее были целые ящики, полные ювелирных украшений, которые казалось собирались веками. Бодряку довелось уви- деть винный погреб, в котором полк спелеологов смог бы вы- жить таким образом, что они даже и не вспоминали бы о том, что потерялись. Леди Рэмкин жила совершенно комфортабель- но, тратя изо дня в день, как подсчитал Бодряк, в половину меньше, чем он.Но она тратила гораздо больше на драконов.
Сияющее Убежище Для Больных Драконов было выстроено с очень-очень толстыми стенами и очень-очень легкой крышей, архитектурная причуда, которую можно найти только на фаб- рике фейерверков. И все потому, что нормальное состояние обычного болотного дракона - это быть хроническим больным, а естественное состояние недомогающего дракона - расплющи- ваться вдоль стен, пола и потолка той комнаты, в которой он находится.Болотный дракон - это плохо бегающая, опасно неустойчивая химическая фабрика в одном шаге от катастро- фы. Одном малюсеньком шажке. Строились догадки, что их привычка внезапно взрываться, когда они были злыми, воз- бужденными, испуганными или просто немного скучающими, бы- ла выработавшейся для выживания чертой характера *, чтобы лишить хищника мужества.
Ешьте драконов, как предлагается, и у вас будет острое несварение, к которому более подходит название "радиус взрыва".

* С точки зрения вида вообще, но не с точки зрения дра- кона, разлетающегося на кусочки по окружающему ландшафту.

Потому Бодряк открыл дверь аккуратным толчком.Его охва- тил смрад драконов.Это был весьма необычный запах, даже по стандартам Анк-Морпорка, - и он привел Бодряка к мысли о пруде, годами засорявшемся алхимическими отходами, а затем осушенном.
Дракончики свистели и орали на него из загонов по обеим сторонам дорожки.Многочисленные трепещущие языки пламени шипели, сжигая волосы на его голенях.Он нашел Сибил Рэмкин в компании с двумя малознакомыми девушками в бриджах, по- могавших управляться в убежище.Их обычно звали Сара или Эмма, и все они выглядели для Бодряка на одно лицо.Они сражались с тем, что на первый взгляд казалось разгневан- ным мешком.Она подняла глаза при его приближении.
"Ах, это ты - Сэм." - сказала она. - "Подержи мешок, там ягненок."
Ему в руки всучили мешок : в тот же миг низ мешка про- рвался и высунувшийся коготь тщетно пытался оцарапать его нагрудник.Остроухая голова появилась с другой стороны, два горящих красных глаза на миг уставились на него.Зубастая пасть разверзлась и брызги дурно пахнущего пара окатили его.
Леди Рэмкин с триумфом ухватилась за нижнюю челюсть, а другой рукой вцепилась в глотку дракончику.
"Поймался! " Она повернулась к застывшему от потрясе- ния Бодряку. "ДЬяволенок не хочет принимать таблетку из- вестняка.Глотай! Глотай! Немедленно! А кто у нас хоро- ший мальчик? Можете его отпустить."
Мешок выскользнул из рук Бодряка.
"Тяжелый случай беспламенной жалобы на ..." - сказала леди Рэмкин. - "Надеюсь, что мы его со временем излечим."
Дракон проткнул насквозь мешок и осматривался в поисках чего-либо сжечь.Все пытались исчезнуть с его пути.
Глаза дракона скрестились в одной точке и он неожиданно икнул.
Таблетка известняка шлепнулась со стуком о противопо- ложную стену.
"Все вниз! "
Они прыгнули в укрытие из брезента и кирпичей.Дракон снова икнул и в недоумении оглянулся.
Затем он взорвался.
Они подняли головы после того, как рассеялся дым, и взглянули на маленький печальный кратер.
Леди Рэмкин вытащила из кармана кожаного комбинезона носовой платок и вытерла нос.
"Глупое маленькое создание! " - сказала она. - "Да-а. Как ты, Сэм? Ты ходил навестить Хейвлока? "
Бодряк кивнул. Никогда в своей жизни, подумал он, не смог бы воспользоваться идеей Патриция Анк-Морпорка назы- ваться только по имени, так что любой незнакомый человек мог его называть таким образом.
"Я тут подумал о завтрашнем обеде." - сказал он. - "И знаешь, мне кажется, что я вряд-ли смогу ..."
"Не будь глупцом." - сказала леди Рэмкин. - "Ты будешь наслаждаться обществом. Во время обеда ты сможешь познако- миться с Нужными Людьми.Ты сам об этом знаешь."
Он со скорбью кивнул.
"Мы ждем тебя дома в восемь часов." - сказала она. - "И не надо такого вида. Это только заставит тебя сильнее нер- вничать.Ты слишком хороший человек, чтобы проводить вече- ра, шляясь по темным мокрым улицам. Настало время тебе по- явиться в свете."
Бодряк хотел возразить, что ему нравится шляться по темным мокрым улицам, но это было бесполезно.Ему самому это не очень нравилось, но лишь потому что он поступал так всегда.Он припомнил свой значок, но совсем иначе, чем если бы он вспомнил о собственном носе.Впрочем нельзя сказать, что он не любил свой значок, но ненависти к нему он тоже вряд ли испытывал.Это был его значок.
"Вот почему ты сейчас уходишь от разговора.Там будет ужасно весело.У тебя есть носовой платок? "
Бодряк запаниковал.
"Что? "
"Дай его мне." Она прижала платок ему к рту."Сплюнь..."
- скомандовала она
Она вытерла пятно у него на щеке.Одна из неизменных Эмм чуть слышно захихикала. Леди Рэмкин проигнорировала смех.

"Уходи." - сказала она. - "Так лучше для тебя.Уходи и охраняй свои улицы для нашей безопасности.А если захочешь сделать что-нибудь по-настоящему полезное, то отыщи Пухля- ка."
"Пухляка? "
"Вчера вечером он сбежал из загона."
"Дракон? "
Бодряк вздохнул и вытащил из кармана дешевую сигару.Бо- лотные драконы понемногу начинали надоедать городу.Леди Рэмкин за это очень сердилась на город.Люди покупали дра- конов, когда те были шести дюймов длиной и премилым обра- зом разжигали с их помощью огонь, но после того, как те начинали сжигать мебель и оставлять пропалины на ковре, полу и по толке, их выпихивали на произвол судьбы.
"Мы вызволили его у кузнеца на Легкой улице." - напом- нила леди Рэмкин. - "Я обратилась к тому словами. - 'Доб- рый человек, вы можете пользоваться обычным горном, как все остальные люди.' Бедная крошка..."
"Пухляк." - сказал Бодряк. - "Извергает огонь."
"У него голубой воротник." - добавила леди Рэмкин.
"Понятно."
"Он пойдет за вами, как ягненок, если подумает, что у вас есть бисквит из древесного угля."
"Понятно." - Бодряк похлопал по карманам.
"Драконы чуть-чуть перевозбудились от этой жары."
Бодряк просунул руку в загон с птенцами и вытащил ма- ленького дракончика, возбужденно хлопавшего своими крохот- ными крылышками.Тот изверг короткий язык голубого пламени.
Бодряк сделал глубокий вдох.
"Сэм, я полагаю, что вы этим займетесь."
"Простите...? "
"Вы могли бы взять юного Морковку и этого бравого кап- рала Валета, чтобы приглядеть за - "
"Без проблем."
По какой-то причине леди Сибил, всегда внимательная в любом другом случае, утвердилась в мысли, что капрал Валет - наглый, бравый пострел.Это всегда удивляло Сэма Бодряка, а впрочем это было притяжение противоположностей.Род Рэм- кинов был более высокороден, чем та высокогорная пекарня, из которой капрал Валет был изгнан, лишившись заодно и уважения человеческой расы.
Когда капитан Бодряк шел по улице в своей потертой ко- жаной рубашке и ржавой кольчуге, с облупившимся шлемом, водруженным на голове, ощущая сквозь протертые подошвы са- пог булыжники Аллеи Божьих Полей, то никто бы не поверил, что перед ними человек, который вскоре собирается жениться на самой богатой женщине Анк-Морпорка.

Пухляк был несчастлив.
Да-да, он утратил свой горн. Ему так нравилось быть вместо горна.Он получал весь уголь, который только мог съесть, а кузнец был отнюдь не злым человеком.Пухляку от жизни требовалось немного, и он это имел. А потом эта большая женщина забрала у кузнеца и заточила в загон.В за- гоне были другие драконы.Пухляку они не понравились.А люди давали ему непривычный уголь. Он уже совсем привык, когда в полночь кто-то вытащил его из загона.Он думал, что его возвращают к кузнецу, но этого не произошло, что приводило его в ярость.Его заточили в ящик, он был весь в шишках, и он приходил во все большую ярость...

Сержант Двоеточие обмахивался планшетом, свирепо погля- дывая на собравшихся стражников.
Он откашлялся.
"Все сюда! " - сказал он. - "Рассаживайтесь."
"Мы уже сели, Фред." - ответил капрал Валет.
"Это относится ко всем, Валет." - сказал сержант Двое- точие.
"Зачем нам рассаживаться, если мы так ничего и не сде- лали.Я впадаю в бешенство, когда слышу, чем мы собираемся заняться..."
"Мы постараемся выполнить это получше...Сейчас здесь присутствует большинство из нас." - сказал сержант Двоето- чие. - "Направо! Гм-м. Направо! Ладно.Сегодня в наши ря- ды вступает младший констебль Осколок, - не салютовать! - младший констебль Жвачка, а также младший констебль Люби- мица.Мы надеемся, что у вас будет долгая и... Что там еще у вас, Жвачка?"
"Что? " - невинно переспросил Жвачка.
"Я не могу не помочь вам, заметив, что вы по-прежнему находитесь здесь, что приводит к появлению обоюдоострой алебарды, младший констебль, впрочем с учетом того, что я соизволил вам ранее сообщить об уставе Стражи..."
"Личное оружие, сержант? " - с надеждой спросил Жвач- ка.
"Вы может оставить его в раздевалке, в шкафу.Стражники вооружены только коротким мечом и дубинкой."
Впрочем если не принимать во внимание Осколка, мысленно добавил он.Во-первых, потому что самый длинный меч ютился в его руке как зубочистка, а во-вторых, потому что пока новобранцы не научатся отдавать честь, он будет вынужден видеть стражника, прикладывающего руку к уху.Впрочем у Ос- колка есть дубинка, которая ему нравится.Вполне возможно, что тот наставит ею сам себе шишек.
Тролли и гномы! Гномы и тролли! Он не заслужил этого, по крайней мере именно сейчас.Впрочем это было еще не са- мым худшим.
Он еще раз откашлялся.Когда он зачитывал с листа на планшете, то голос у него звенел как у школьника, заучив- шего наизусть свое публичное выступление.
"Ладно." - повторил он, немного неопределенно. - "Итак, здесь сказано ..."
"Сержант? "
"Сейчас ... Ах, это вы, капрал Морковка. Да? "
"Вы ничего не забыли, сержант? " - спросил Морковка.
"Не забыл." - осторожно сказал Двоеточие. - "Вряд ли?"
"О новобранцах, сержант. О том, что они должны полу- чить." - подсказал Морковка.
Сержант Двоеточие почесал нос.Посмотрим...Итак, они по- лучили, согласно установленным нормам, и расписались за одну рубашку (кольчугу), один шлем, медный или железный, один нагрудник, медный (за исключением младшего констебля Любимицы, для которой пришлось соорудить особый, и младше- го констебля Осколка, который расписался за наскоро подог- нанные доспехи, предназначавшиеся для боевого слона), одну дубинку, одну пику или алебарду на экстренный случай, один самострел, одни песочные часы, один короткий меч (исключая младшего констебля Осколка), и один нагрудный знак члена Ночного Дозора, медный.
"Я думаю, что они получили полный комплект, Морковка."
- сказал он. - "Все предписанное. Даже Осколок упросил кого- то сделать ему доспехи большого размера."
"Сержант, они должны принести присягу."
"Ах. Ну да. Правда? "
"Да, сержант. Это закон."
Сержант Двоеточие выглядел растерявшимся.Возможно и был закон для подобных случаев, впрочем Морковка во всем этом разбирался гораздо лучше.Тот знал законы Анк-Морпорка умом и сердцем.Он был единственным, кто их знал.Все, что знал Двоеточие, так это то, что он не принимал присягу при вступлении в Стражу, что же касается Валета, то самое луч- шее, под чем тот мог присягнуться, было "Мерзавец - это род игры в солдатики".
"Ладно." - сказал он. - "Вы все должны принять присягу ...э...капрал Морковка покажет вам как.А вы принимали при- сягу, когда вступали в наши ряды, Морковка? "

"Ну да, сержант.Только никто ее от меня не потребовал, потому я дал ее сам себе, очень тихо."
"Да-а? Ладно. Продолжайте."
Морковка встал и снял шлем.Пригладил волосы.Затем он поднял правую руку.
"Поднимите свои правые руки." - обратился он. - "Э... и вы тоже, рядом с младшим констеблем Любимицей, младший констебль Осколок.Повторяйте за мной..." Он закрыл глаза и зашевелил губами так, как-будто он читал что-то записан- ное у него внутри.
"Я запятая квадратная скобка имя новобранца квадратная скобка запятая..."
Он кивнул им. - "Повторите это."
Новобранцы хором повторили.Любимица старалась не сме- яться.
"...торжественно клянусь квадратная скобка на божестве выбора новобранца квадратная скобка ..."
Любимица не верила своим глазам, глядя на лицо Морков- ки.
"...поддерживать Законы и Указы города Анк-Морпорка за- пятая служить общественному доверию и защищать вверенных ему Его скобка вычеркнуть все что вам не подходит скобка Величество скобка имя правящего монарха скобка ..."
Любимица пыталась смотреть в точку над ухом Морковки.В довершение всего монотонный голос Осколка на десяток слов отставал от всех.
"...без страха запятая почета запятая или мысли о лич- ной безопасности точка с запятой преследовать злодеев и защищать невинных запятая положить мою жизнь запятая если необходимо в случае указанной обязанности запятая и да по- может мне скобка вышеуказанное божество скобка точка Боги Храните короля и королеву скобка вычеркните все что вам не подходит скобка точка..."
Любимица с удовлетворением умолкла и только тогда смог- ла увидеть лицо Морковки.По его щекам текли неподдельные слезы.
"Э...прекрасно...это все, благодарю вас." - через миг сказал сержант Двоеточие.
"...защищать невинных запятая..."
"В ваше личное время, младший констебль Осколок."
Сержант прочистил глотку и вновь сверился со своим планшетом.
"А сейчас из тюрьмы будет в очередной раз выпущен Жадю- га Хоскинс, так что будьте осторожны, вы знаете, каким он бывает когда выпьет, чтобы отметить праздник, а еще этот тролль Угольная-Рожа побил прошлой ночью четырех человек."
"...в случае указанной обязанности запятая..."
"А где капитан Бодряк? " - спросил Валет. - "Это он должен был этим заниматься."
"Капитан Бодряк...разбирается с делами." - сказал сер- жант Двоеточие. - "Изучить гражданское право весьма нелег- ко.Ладно." Он бросил еще один взгляд на планшет и повер- нулся к стражникам.Стражники...Гм-м.
При подсчете присутствующих сержант шевелил губами.Сре- ди них был маленький потертый человечек, сидевший рядом с Валетом и констеблем Жвачкой, чьи волосы и борода сильно отросли и спутались, так что издали тот походил на хорька, выглядывающего из кустов.
"...мне скобка вышеуказанное божество скобка точка..."
"Нет, нет." - сказал он. - "А что здесь делаете вы, Здесь-и Сейчас? Благодарю, Осколок - не надо отдавать честь - вы можете сесть."
"Капрал Морковка доставил меня сюда." - пояснил Здесь- и-Сейчас.
"Предупредительный арест." - доложил Морковка.
"Опять? " - Двоеточие снял с крючка ключи от камер и швырнул их вору. - "Ладно.Третья камера.Держи ключи у се- бя, мы крикнем тебе, если они понадобятся."
"Вы - истинный джентльмен, мистер Двоеточие." - сказал Здесь-и-Сейчас, спускаясь по ступенькам в камеру.
"Самый плохой вор в мире." - Двоеточие покачал голо- вой.
"Но по нему не видно, чтобы он был столь плох." - ска- зала Любимица.
"Я имел в виду, что самый плохой." - возразил Двоето- чие. - "в том смысле, что не самый лучший в этом занятии."
"Помните, когда он собирался пройти весь путь с демон- страцией должников, чтобы спереть Тайну Огня у богов? " - спросил Валет.
"А я ему еще тогда сказал, что мы владеем этой тайной в
течении тысячелетий, Здесь-и-Сейчас, и не собираемся с ней расставаться сейчас." - сказал Морковка. - "На что тот возразил, но ведь она обладает антикварной стоимостью."*

* Палец-Мазда, наипервейший вор в мире, спер у богов огонь.Но не смог его удержать.Было слишком жарко.Так он на этом и погорел.

"А после принятия присяги они должны получить Королев- ский Шиллинг." - продолжал Морковка.
"Верно.Да..." - Двоеточие нырнул в карман, достав три золотых доллара Анк-Морпорка, имевших золотое содержание как в морской воде.Он швырнул монеты, одну за другой, но- вобранцам.
"Это называется Королевский Шиллинг." - сказал он, по- глядывая на Морковку. - "Не знаю почему. Вы получаете его при вступлении в ряды стражи. Понимаете, таковы правила. Он доказывает, что вы действительно вступили в стражу." На миг он запнулся, но затем, откашлявшись, продолжил. - "Хорошо.Ах, да.Погрузите троллей..." - он тут же поправил- ся. - "Проследите за троллями, марширующими по Короткой улице. Младший констебль Осколок - не позволяйте ему отда- вать честь! Что там на этой улице происходит?"
"Новый Год Троллей." - сказал Осколок.
"Неужели? Полагаю, что мы все должны изучить всю эту дребедень.Как там бишь говорилось, все эти соревнования любителей манной кашки - все эти сборища гномов...или что там еще...?"
"День Битвы в Долине Ущелья." - сказал Жвачка. - "Зна- менитая победа над троллями." Он самодовольно оглядел при- сутствующих, впрочем те вряд ли могли разглядеть выражение лица из-под бороды.
"Да? Из засады!" - хрюкнул Осколок, глядя исподлобья на гнома.
"Что? Да это тролли..." - начал Жвачка.
"Заткнитесь." - приказал Двоеточие. - "Послушайте, здесь сказано...сказано, что они маршируют...здесь сказа- но, что они маршируют по Короткой улице." Он перевернул страницу.
"Это верно?"
"Тролли идут одной дорогой, а гномы - другой?" - спро- сил Морковка.
"Да нет же, состоится парад, который вы вряд ли захоти- те пропустить." - сказал Валет.
"Что-то не так?" - спросила Любимица.
Морковка неопределенно качнул головой. - "Бог мой.Это будет что-то ужасное.Мы должны немедленно что-то предпри- нять."
"Гномы и тролли уживаются друг с другом, как дом с ог- нем." - сказал Валет. - "Вы бывали в полыхающем доме, мисс?"
Обычно красное лицо сержанта Двоеточие приобрело блед- но-розовый оттенок.Он пристегнул меч к поясу и поднял ду- бинку.
"Помните." - сказал он. - "И будьте внимательны там снаружи."
"Да-да." - сказал Валет. - "Будьте внимательны, если хотите остаться в живых, здесь внутри."

Чтобы понять, почему гномы и тролли не любят друг дру- га,вам надо вернуться далеко-далеко в глубь веков.
Они уживаются как мел с сыром.Ей-ей, как мел с сыром. одно вещество органическое, а другое - нет, но припахивает сыром. Гномы ведут свою жизнь, разбивая скалы, содержащие ценные минералы, а кремниевая форма жизни, известная как тролли, является в основном скалами, содержащими ценные минералы. В дикой природе тролли проводят большую часть дневного времени в спячке и отнюдь не желают оказаться в ситуации скалы, содержащей минералы и вокруг которой рыс- кают гномы. А гномы ненавидят троллей за то, что после долгого поиска жилы с ценными минералами, вам вряд ли по- нравится, если скалы вдруг встают и орошают слезами ваши руки, ибо вы только что встромили им в ухо кирку.Это было состояние постоянной межвидовой вендетты, а как все хоро- шие вендетты, те вообще не нуждались в причине.Достаточно было того, что она существовала.* Гномы ненавидели троллей
за то, что те ненавидели гномов, и наоборот.

*Битва Долины Ущелья была единственной известной битвой в истории, где обе стороны нападали друг на друга из за- сады.

Дозор притаился в Долине Трех Ламп, находившейся на полпути к Короткой улице.Повсюду раздавался несмолкаемый треск фейерверков, гномы запускали их для того, чтобы про- гнать злых духов рудников.Тролли запускали их, ибо ценили прекрасное.
"Не думайте, что мы позволяем им сражаться друг с дру- гом, а затем арестовываем побежденных." - сказал капрал Валет. - "Этим-то мы как раз постоянно занимаемся."
"Патриций принимает близко к сердцу этнические стычки." - сказал понуро сержант Двоеточие. - "Он воспринимает все это весьма саркастически."
В голове у него шевельнулась неясная мысль, но замерла
не оформившись.
"У вас есть мысли, Морковка?" - спросил он.
Вторая мысль, более ясная, посетила его.Морковка был слишком простым парнем.
"Капрал Морковка?"
"Сержант?"
"Не хотите ли разогнать этот сброд?"
Морковка выглянул из-за угла на сближавшиеся ряды трол- лей и гномов.Те уже увидали друг друга.
"Вы правы, сержант." - сказал он. - "Младшие констебли Жвачка и Осколок - не отдавайте честь! - вы идете со мной."
"Вы не можете позволить ему туда идти! " - закричала Любимица. - "Это верная смерть! "
"У этого парня настоящее чувство долга." - сказал кап- рал Валет.Он вытащил из-за уха самокрутку и чиркнул спич- кой о подошву сапога.
"Не беспокойтесь, мисс." - сказал Двоеточие. - "Он..."
"Младший констебль." - поправила Любимица.
"Что? "
"Младший констебль." - повторила Любимица. - "Не мисс. Морковка говорит, что у меня нет пола, пока я на службе."
На фоне вежливого покашливания Валета Двоеточие быст- ро проговорил. - "Младший констебль, как я полагаю, у юно- го Морковки чересчур много кризмы. Более чем достаточно."
"Кризмы? "
"Неисчерпаемые залежи."

Тряска прекратилась.Пухляк был очень раздражен.Очень,
очень раздражен.
Послышался шорох.В мешке что-то зашевелилось, и оттуда, уставясь на Пухляка, показался другой дракон.
Он выглядел раздраженным.
Пухляк отреагировал единственным известным ему спосо- бом...

Морковка стоял посреди улицы, со сложенными руками, в то время как два новобранца, стоявшие за ним, пытались удержать в поле зрения одновременно две приближающиеся ко- лонны.
Двоеточие подумал, что Морковка был простаком.Сам же Морковка относился к людям очень просто.А он был...
Люди ошибаются, думая, что простота - это то же, что и глупость.
Морковка не был глупым.Он был прямым и честным, добро- душным и уважаемым во всех своих поступках.В Анк-Морпорке все это могло быть добавлено к слову "глупый" и в любом случае прилипло бы как медуза, взорвавшаяся в печи, но оставались еще два фактора.Первым был удар кулаком, кото- рый даже тролли научились уважать.Вторым было то, что Мор- ковка был абсолютно, сверхъестественно симпатичен. Он был добр с людьми, даже арестовывая их. У него была исключи- тельная память на имена.
Большую часть своей юности он провел в маленькой коло- нии гномов, где было трудно познакомиться с новым челове- ком.А затем, внезапно, он очутился в большом городе, и случилось так, что талант дождался своего часа и раскрыл-
ся...
Он весело помахал рукой приближающимся гномам.
"Доброе утро, мистер Длиннобедрый! Доброе утро, мистер Крепкорукий!"
Затем он повернулся и помахал рукой предводителю трол- лей.Раздался приглушенный хлопок, как если бы потух, не взорвавшись, фейерверк.
"Доброе утро, мистер Боксит! "
Он держал руки, приложив их горстью ко рту.
"Если бы вы все могли остановиться и послушать меня..." - прокричал он.
Обе колонны попытались остановиться, колеблясь и со всеобщей свалкой людей в кучу позади.Демонстранты придви- нулись вплотную к Морковке.
Будь Морковка хоть чуть-чуть виновен, то эта вина за- ключалась в том, что он не уделял внимания мелким деталям происходившего вокруг, так как его голова была занята другим. А потому раздававшийся за его спиной шепот не привлек его внимания.
"...ага! Это была засада! А твоя мать была..."
"А, сейчас, джентльмены." - обратился Морковка рассуди- тельным и приветливым голосом. - "Я уверен, что нет необ- ходимости в этом воинственном способе..."
"...вы напали на нас из засады! Мой пра-пра-прадедушка был в Долине Ущелья.Он говорил мне! "
"...в нашем чудесном городе в такой чудесный день.Я вы- нужден просить вас как добрых граждан Анк-Морпорка..."
"...да? Ты даже не знаешь, кто был твой отец, не так ли...?"
"...в то же время мы, разумеется, должны уважать ваши гордые народные этнические движения, что послужит для бла- га присутствующих здесь моих солдат, кое-кто из которых погряз в древних этнических различиях..."

"Я разобью тебе башку, брехливый гном..."
"для большей пользы..."
"Я могу надавать тебе одной рукой, связанной за спи- ной! "
"...города, чьи значки они..."
"...ты получишь возможность! Я свяжу ОБЕ твои руки за спиной! "
"...гордо и достойно носят."
"А-а-ах! "
"У-у-ух! "
Морковка вдруг ощутил, что на него никто не обращает внимания.Он обернулся.
Младший констебль Жвачка лежал на земле, поскольку младший констебль Осколок, размахивая шлемом, пытался по- валить того на булыжники мостовой, младший констебль Жвач- ка, стоя в позиции удобной для защиты, пытался в ответ укусить младшего констебля Осколка за лодыжку.
Демонстранты с восхищением любовались открывшимся зре- лищем.
"Мы должны вмешаться." - сказал сержант Двоеточие. - "Эти этнические драки всегда с подвохом."
"В этом деле легко оступиться." - сказал Валет.
"Оно обладает тонкой кожей, ваше этническое."
"Тонкокожее? Да они пытаются убить друг друга! "
"В этом есть свой культурный аспект." - сказал сержант Двоеточие. - "А нам не имеет смысла навязывать им нашу культуру, не так ли? Это этническая проблема."
А на улице у капрала Морковки побагровело лицо.
"Как только он прикоснется пальцем к кому-либо из них, не взирая на всех их друзей." - сказал Валет. - "мы выбе- гаем как черти.Таков наш план."
На могучей шее Морковки вздулись вены.Он положил руки на пояс и прокричал. - "Младший констебль Осколок! Отдай- те честь! "
Для того, чтобы научить его этому, пришлось провести немало времени. Мозгам Осколка требовалось время, чтобы воспринять идею, если это однажды произошло, то она не могла столь быстро улетучиться. Он отдавал честь. Его руки крепко держали гнома. А потому он отдавал честь, держа младшего констебля Жвачку и размахивая им вверх и вниз как маленькой злой клюшкой.Звук от удара столкнувшихся шлемов эхом раскатился от домов, последовав спустя миг после па- дения тел, свалившихся на землю.Морковка ткнул противников носком сандалии.
Затем он повернулся и направился прямо е марширующим гномам, размахивая от злости руками.
В переулке от сильного испуга сержант Двоеточие начал грызть край шлема.
"У вас есть оружие, не так ли? " - зарычал Морковка на толпу гномов. - "Признавайтесь! Если гномы, обладающие оружием, тотчас не выбросят его всей колонной, то я пола- гаю, что вся колонна будет брошена в тюремные камеры! Я заявляю это со всей серьезностью! "
Гномы в первом ряду сделали шаг назад. Раздалось отры- вистое звяканье металлических предметов, швыряемых на зем- лю.
"Вы все..." - сказал угрожающе Морковка. - "Это отно- сится и к вам, типу с черной бородой, пытающемся спрятать- ся за мистером Длиннобедрым! Я должен видеть вас, мистер Крепкорукий! Бросайте немедленно! Развлекаться некогда и не с кем! "
"Он собирается умереть, правда? " - тихо спросила Лю- бимица.
"Забавно, " - сказал Валет. - "что если бы это попыта- лись сделать мы, то нас искрошили на кусочки.Но ему кажет- ся это удалось сделать."
"Кризма." - сказал сержант Двоеточие, пытавшийся опе- реться на стену.
"Вы имеете в виду харизму? " - спросила Любимица.
"Да. Всю подобную чепуху. Да-да."
"Но как ему удается со всем этим управляться? "
"Честно говоря, не знаю." - сказал Валет. - "Но пола- гаю, что просто он всем нравится."
Морковка повернулся к троллям, ухмылявшимся над рас- строенными гномами.
"А теперь с вами..." - сказал он. - "Сегодня вечером я буду патрулировать вдоль Карьерного Тракта и не желаю ни- каких беспорядков.Я могу на это надеяться? "
Послышалось шарканье множества ног и общее бормотание.
Морковка приложил к уху ладонь.
"Я совершенно ничего не слышу." - сказал он.
Бормотание усилилось и слилось в токкату из сотен пере- чащих голосов на тему : "Да, капрал Морковка."
"Хорошо.А сейчас расходитесь.И чтобы больше не было всех этих глупостей, вы ведь славные парни."
Морковка отряхнул с ладоней пыль и всем улыбнулся. Тролли выглядели озадаченными.Присутствие Морковки на ули- це было неким тонким слоем смазки.Все пришло в норму и ка- залось ничего и не произошло...
Любимица сказала. - "Он только что назвал толпу троллей "славными парнями". Некоторые сейчас спускаются в горы! Кое-кто из них порос лишайником."
"Умнейшие создания - эти тролли." - сказал сержант Двое- точие.
А затем мир взорвался.


Дозор выступил до того, как капитан Бодряк вернулся в свой кабинет.Тот доплелся по лестнице в свой кабинет и уселся в липкое кожаное кресло, упершись невидящим взгля- дом в стену.
Он хотел уйти из стражи.Без сомнения хотел.
Такую жизнь нельзя было назвать правильной.Это была не жизнь, а что-то ...
Часы и часы вне общества.Никогда не быть уверенным в том, что на следующий день Закон останется в силе в этом прагматичном городе.Отсутствие домашней жизни, не с кем перемолвиться.Плохая пища, съедаемая на лету, ему даже до- водилось есть булочки-с-колбаской, сделанные Вырви-Мне- Глотку Ковырялкой. Казалось, что дождь или адская жара бу- дут вечно ; полное отсутствие друзей, за исключением ос- тавшихся членов дозора, ибо они были единственными людьми, живущими в твоем мире.
Как выразился сержант Двоеточие, через несколько дней он мог бы валяться как сыр в масле, изнывать от безделья, а только поглощать пищу и кататься на лошади, раздавая приказы слугам.
В его памяти всплыл образ старого сержанта Кепля. Тот был командиром Дозора, когда Бодряк был новобранцем. А вскоре тот вышел в отставку.Они сложились и купили ему де- шевые часы, одни из тех, что идут годами без остановки, пока сидящий внутри демон не испарится.
Глупейшая идея, - тоскливо подумал Бодряк, уставившись на стену.Человек покидает службу - медный значок, песочные часы и колокольчик - а что мы ему вручаем? Часы...
А на следующий день тот был по-прежнему на работе, со своими новыми часами. Чтобы показать каждому входы и выхо- ды, как он выразился, , чтобы привести в порядок неокон- ченные дела, ха-ха. Посмотреть на вас, молодежь, только не надо впадать в панику, ха-ха. Через месяц он уже приносил уголь и мыл пол, был на побегушках и помогал людям писать рапорты.
Он был там по-прежнему и спустя пять лет.Он был там по- прежнему и спустя шесть лет, когда кто-то из дозорных, вернувшись раньше, нашел его, лежавшим на полу...
И так случилось, что никто, никто, не знал, где он жил и даже была ли миссис Кепль. Бодряк вспомнил, что они устроили складчину, чтобы похоронить его. На похоронах бы- ли только стражники...
Поразмыслив над этим, понимаешь, что на похоронах стра- жника всегда бывают только стражники.
Разумеется сейчас все было совсем не так.Сержант Двое- точие был удачно женат, причем уже много лет, возможно по- тому, что он с женой устроили рабочий распорядок так, что- бы встречаться случайно, обычно в двери.Но она оставляла ему в печи прекрасные блюда, впрочем что-то ведь еще у них было общее, ибо у них были внуки, хотя без сомнения у них бывали времена, когда они были не в состоянии выносить друг друга. Юный Морковка вынужден был отбиваться от деву- шек палкой. А капрал Валет...возможно тот устроил все по- своему.Ему было приказано "получить" двадцатипятилетнее тело, но никто так и не узнал, где же он его получил.
Дело было в том, что каждый мог жениться на ком-угодно, даже если в случае с Валетом это произошло против его во- ли.
Итак, капитан Бодряк, что такое? Вы за ней ухаживае- те? Не беспокойтесь слишком о любви, это опасное слово для тех, кому за сорок.Или вы боитесь стать стариком, уме- ршим на закате жизни, и быть похороненным из жалости груп- пой молодежи, не знавшей никогда о тебе ничего, кроме то- го, что этот старый чудак казалось всегда был под ногами, приносил кофе и горячие фиги, и терпел насмешки за спиной.
Ему хотелось избежать такой участи.Судьба преподнесла ему в подарок сказку.
Разумеется он знал, что она богата.но он не мог предпо- ложить, что его вызовут в контору мистера Узкое-Ущелье.
Мистер Узкое-Ущелье был долгое время поверенным семьи Рэмкин.На самом деле в течение столетий.Он был вампиром.
Бодряк недолюбливал вампиров.Гномы были маленькими за- конопослушными созданиями, особенно когда они были трезвы- ми, а тролли всегда вели себя верно, даже если вы задержи- вали их. Но все бессмертное вызывало у него зуд в душе. Жить самому и давать жить другим, с этим было все в поряд- ке, но тут возникали проблемы, если вы начинали думать об этом логически...
Мистер Узкое-Ущелье был костляв как черепаха и бледен как...Ему потребовались годы, чтобы дойти до самой точки, и когда он дошел до нее, то та пригвоздила Бодряка к кре- слу.
"Сколь велико богатство? "
"Э-э.Я полагаю, что буду прав, высказав предположение, что недвижимость, включая фермы, участки под городскую за- стройку, а также небольшой участок с "несуществующей" не- движимостью около Университета, все это вместе оценивается приблизительно...семь миллионов долларов в год.Да-с.Я бы уточнил, что семь миллионов в текущем исчислении."
"Это все мое? "
"С момента вступления в брак с леди Сибил.Хотя она про- инструктировала меня в этом письме, что вы должны получить доступ ко всем ее счетам на настоящий момент."
Поблекшие перламутровые глазки тщательно изучали Бодря- ка.
"Леди Сибил." - продолжал он. - "обладает приблизитель- но десятой частью Анка, а также крупной собственностью в Морпорке, плюс разумеется обширные земельные владения в.."
"Но...но...мы же будем владеть всем этим совместно..."
"Леди Сибил весьма своеобразна.Она уступила все права вам, как своему мужу.У нее немного...старомодный подход." Он толкнул через стол свернутую бумагу,
Бодряк взял ее, развернул и остолбенело уставился на нее.
"Если вы починете раньше ее, то разумеется..." - пояс- нил мистер Узкое-Ущелье. - "все права возвращаются к ней согласно обычным правам замужества. Или любому плоду сего брачного союза, разумеется."
На это Бодряк ничего не мог сказать. Он только ощущал, что его рот разинут от удивления, а мозги плавятся от на- пряженных мыслей.
"Леди Сибил." - продолжал адвокат, чьи слова доносились как-бы издалека. - "для своего юного возраста женщина еще весьма здоровая и нет причин для того..."
Бодряк воспринимал оставшуюся часть беседы автоматичес- ки, не вникая.
Сейчас он мог все тщательно обдумать.Но когда он попы- тался это сделать, то его мысли унеслись прочь.И.как это всегда случалось, когда мир требовал от него слишком мно- гого, их занесло неизвестно куда.
Он открыл нижний ящик стола и залюбовался поблескиваю- щей бутылкой "Отличнейшего Виски Медвежьего-Объятия".Он не был уверен, что оно все еще там.Он так и не удосужился вы- швырнуть бутылку из стола.
Начни опять и никогда так и не увидишь отставку.Лучше уж выкурить сигару.
Он закрыл ящик и наклонился, доставая из кармана напо- ловину выкуренную сигару.
Может быть стражники и не были столь хороши.Политика. Ха! Дозорные, подобные старому Кеплю, перевернулись бы в гробах, если бы узнала, что в стражу приняли...
И мир взорвался.
Окно распахнулось, осыпав осколками стену за столом Бодряка и порезав ему ухо.
Он бросился на пол и перекатился под стол.
Прекрасно, это подействовало!

Алхимики в очередной раз взорвали свой Дворец Гильдии, если Бодряк что-то мог понять в этом грохоте.
Но выглянув из окна, все, что он мог заметить за рекой, столб пыли, поднимавшийся над Гильдией Убийц...
Дозор маршировал по Филигранной улице, когда Бодряк до- стиг входа в Гильдию Убийц.Двое одетых в черное Убийц пре- градили ему путь в вежливой манере, которая тем не менее показывала, что грубость не заставит себя ждать.За ворота- ми раздавался топот бегущих ног.
"Вы видите этот значок? Вы видите его? " - потребовал Бодряк.
"Тем не менее это - собственность Гильдии." - ответил Убийца.
"Впустите нас, именем закона! " - проревел Бодряк.
Убийца нервно улыбнулся.
"Закон гласит, что внутри стен Гильдии главенствуют за- коны Гильдии." - сказал он.
Бодряк бросил на него свирепый взгляд.Но увы, это было правдой.Законы города, какими они бы ни были, прекращали свое действие в стенах Домов Гильдий.Гильдии имели свои собственные законы.Гильдии владели...
Он остановился.
Рядом с ним очутилась младший констебль Любимица и под- няла осколок стекла.
Ногой она покопалась в обломках.
Затем ее пристальный взгляд упал на маленькую, неопису- емого вида дворнягу, наблюдавшую за ней весьма пристально из-под телеги.Разумеется неописуемая это было совсем не то слово, которое нужно было употребить.Описать ее было очень просто.Она выглядела как зловоние с мокрым носом.
"Гав, гав." - со скукой пролаяла та. - "Гав, гав... гр-р, гр-р."
Пес протрусил в переулок.Любимица оглянулась и последо- вала за ним. Оставшиеся стражники столпились вокруг Бодря- ка, который уже успокоился.
"Приведите ко мне Магистра Убийц! " - приказал он. - "Немедленно! "
Юный Убийца попытался над ним посмеяться.
"Ха-ха! Ваша форма для меня не страшна! " - сказал он.
Бодряк посмотрел на свой нагрудник, весь во вмятинах, и потертую кольчугу.
"Вы правы." - сказал он. - "Эта форма никого не может испугать.Простите.Капрал Морковка и младший констебль Ос- колок, вперед! "
Убийца неожиданно ощутил, что ему застили солнечный свет.
"А теперь, как я полагаю, вы согласитесь." - сказал Бод- ряк откуда-то из-за затмения. - "что эта форма устрашает."
Убийца медленно кивнул. Он не спрашивал ни о чем. Обыч- но перед Гильдией не появлялись никакие стражники.Но каков будет общий итог? У него под изысканно сшитыми черными одеждами находилось не менее восемнадцати устройств для убийства людей, но он все более осознавал, что в руках у младшего констебля Осколка тоже оружие. И оно гораздо плотнее лежит у того в руках.
"Я, э-э, я пойду и позову Магистра, если позволите? "
- сказал Убийца.
Морковка наклонился к нему и с усмешкой сказал. - "Бла- годарю за сотрудничество."

Любимица наблюдала за псом, а тот за ней.Она присела на корточки, когда тот сел и яростно почесал ухо.
Тщательно оглядевшись вокруг, чтобы быть уверенной, что их никто не видит, она пролаяла просьбу.
"Не лай." - приказал тот.
"Ты можешь говорить? "
"Угу.Для этого не требуется большого ума." - сказал пес. - "И не требуется большого ума, чтобы понять, кто ты есть на самом деле..."
Любимица бросила на него испуганный взгляд.
"В чем это проявляется? "
"Запах, милая.Ты разве не знаешь о наринах? От тебя на милю несет орфом, я сразу подумал, что один из них служит в Дозоре,? "
Любимица яростно погрозила ему пальцем.
"Если ты только гавкнешь кому-нибудь..."
Пес выглядел совершенно огорченным.
"Никто ничего не слышал." - ответил он.
"Почему бы и нет? "
"Да потому, что все знают - собаки не умеют говорить. Послушай, они слышат меня, но вот в чем незадача, они то думают, что только они думают и разговаривают." Маленький пес вздохнул. - "Поверь мне, я знаю о чем говорю.Я читал книги, ...ну и жевал их тоже." Он снова почесал ухо. - "Мне кажется, что мы могли бы помочь друг другу..."
"Каким способом? "
"Ну ты могла бы мне поспособствовать фунт бифштекса, это творит чудеса с моей памятью.Бифштекс сделает память кристально ясной."
Любимица нахмурилась.
"Людям не нравится слово 'шантаж', " - сказала она.
"Это не единственное слово, которое им не нравится." - сказал пес. - "Возьмите мой нынешний случай. Я обладаю стойким разумом. От этого есть собаке польза? Тогда я спрошу, а кому есть? Не мне. Я всего лишь нашел удобное местечко, где проводить ночи, в Доме Магии Высокой Энергии около Университета, но никто меня не предупредил, что вся эта проклятая магия постоянно утекает, а следующее, о чем я узнал, открыв глаза, что моя голова начала потрескивать как бочка с солью, о-хо-хо, подумал я, опять мы за свое, привет абстрактная концептуализация, интеллектуальное раз- витие, вот до чего мы дошли...Да на кой оно мне это нуж- но? Последний раз, когда это случилось, я очутился, спа- сая мир от ужасных заклинаний из Скрытых Измерений... А кто-нибудь поблагодарил меня? Фто Жа Чудный Песик, Дай Ему Косточку.Ха - ха." Он поднял замусоленную лапу.
"Мое имя Гаспод.Подобные курьезы происходят со мной по- чти каждую неделю.Не взирая на все это, я по-прежнему остаюсь просто псом."
Любимица сдалась.Она коснулась изъеденной молью шерсти и пожала лапу.
"Меня зовут Любимица.Ты сам знаешь, кто я."
"Об этом уже забыто." - ответил Гаспод.

Капитан Бодряк смотрел на двор, засыпанный обломками, вылетевшими из дыры в одной из комнат на нижнем этаже. Все соседние окна были разбиты, под ногами хрустело битое стекло. Зеркальное стекло. Убийцы без сомнения славились тщеславием, но ведь зеркала должны стоять в комнатах, не так ли? Вряд ли вы должны были найти много осколков сна- ружи. Ведь стекло должно разлететься внутри, а не снаружи. Он увидел, что младший констебль Жвачка склонился и под- нял пару шкивов, связанных обрывком веревки и обгоревших с одного конца.
Среди обломков лежал ящик с картами. Бодряк ощутил по- калывание в руках, он унюхал витавший в воздухе запах.
Бодряк был бы первым, кто согласился с тем, что он ни- когда не был хорошим полицейским, но возможно он был из- бавлен от забот, поскольку множество людей по-счастью при- знавали это за ним. Во всем этом было определенное зерно. Настойчивое расследование, которое расстраивало важных особ, а каждый, кто расстраивал важных особ, автоматически не был хорошим полицейским. Но подобная работа развила в нем инстинкты.Прожить всю свою жизнь на улицах города без инстинктов невозможно. Точно также как джунгли едва замет- но меняются при появлении вдалеке охотника, так и менялось ощущение города.
Здесь что-то произошло, что-то плохое, но он не мог уяснить, что же именно. Он нагнулся, протянув...
"Что это все значит? "
Он выпрямился, даже не повернув головы.
"Сержант Двоеточие, я хотел бы, чтобы вы с Валетом и Осколком вернулись в Дом Дозора." - сказал он. - "Капрал
Морковка и младший констебль Любимица, вы остаетесь со мной."
"Да, сэр! " - сказал сержант Двоеточие, громко щелкнув сапогами и четко отдавая честь, чтобы досадить Убийцам. Бодряк мысленно одобрил это.
Затем он медленно повернулся вокруг.
"Ах, доктор Крест..." - сказал он.
Лицо Магистра Убийц был побелевшим от гнева, ярко кон- трастируя с его черным облачением.
"Никто за вами не посылал! " - выкрикнул тот. - "Кто дал вам право здесь находиться, мистер полицейский? Ша- рить вокруг, как если бы вы были владельцем окружающего!"
Бодряк замер, его сердце пело. Он смаковал миг. Ему по- нравилось ухватить этот миг и аккуратно занести в большую книгу воспоминаний, так что когда он станет стариком, то мог бы по случаю достать книгу и вспомнить его.Он полез за нагрудник и достал письмо адвоката.
"Что ж, если вы предпочитаете более веские причины, " - сказал он. - "то вот она.Согласно этой бумаге я позволил себе этот поступок."
Человека можно понять по вещам, которые он ненавидит. Было огромное множество вещей, которые ненавидел капитан Бодряк. Убийцы были вверху этого списка, но после королей и бессмертных. Тем не менее он мог допустить, что мистер Крест весьма быстро овладеет собой. Тот не взорвался, ког- да читал письмо, не спорил и не возражал, что это была подделка. Он просто свернул письмо, вернул его капитану и холодно произнес. - "Вижу.По крайней мере, свободное вла- дение..."
"Именно так.Не могли бы вы сообщить мне что здесь прои- зошло? "
Капитан ощущал присутствие других старших Убийц, входя- щих через дыру в стене во двор. Все они внимательно при- сматривались к обломкам.
Доктор Крест задумался лишь на миг.
"Фейерверк." - ответил он.

"Произошло так, " - сказал Гаспод. - "что кто-то спря- тал дракона в ящик прямо напротив стены внутри двора, а затем появились они и спрятались за одной из статуй, потя- нули за веревочку и...в следующую минуту - взрыв! "
"Взрыв? "
"Верно. А затем наш друг нырнул в дыру на пару секунд, снова вылез, обошел вокруг двора, а в следующую минуту ве- зде были Убийцы, и он был среди них. Черт побери, просто какой-то человек в черном.Никто и не заметил, понима- ешь? "
"Ты думаешь, что он все еще там? "
"Откуда мне знать? Капюшоны и мантии, все в черном..."
"Как ты смог все это разглядеть? "
"Да я всегда пробираюсь в Гильдию Убийц в среду вече- ром.Понимаешь, там всегда вечером жаркое." Гаспод вздохнул с немым укором. "Повар всегда готовит жаркое в среду вече- ром.Никто даже не ест черный пудинг.А потом под кухней раздается чавканье, тяв-тяв, гав-гав...кто это там...хоро- ший мальчик, ты посмотри какими глазами он смотрит, как будто понимает каждое сказанное мною слово...посмотрим, что у нас есть для такого чудного песика... "
На миг он смутился.
"Гордость - это хорошо, но колбаса есть колбаса." - сказал он.



далее: X X X >>

Терри Прэтчетт. В доспехах и с оружием
   X X X
   -----------------------
   X X X


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация